Затянуто, но не слишком - обвинение и защита о деле Хорошавина, которое выходит на финишную прямую

22:30
705
0
Затянуто, но не слишком - обвинение и защита о деле Хорошавина, которое выходит на финишную прямую

Слушания дела по обвинения Александра Хорошавина и четырех его подчиненных подходят к концу. Отслушано уже 90% материалов, допрошены основные свидетели. По большому счету осталось только основное – допрос подсудимых, прения сторон и последнее слово Александра Хорошавина, Сергея Карепкина, Андрея Икрамова и Николая Борисова.

В том, что это будет интересно, нет сомнений, но вряд ли кардинально повлияет на исход дела. Похоже, никто из участников процесса уже не сомневается, что приговор будет обвинительным. Даже адвокаты подсудимых после традиционной фразы, что они «надеются на справедливый оправдательный приговор», прибавляют, что надежда эта минимальна и обвиняемые вполне могут получить до 15 лет колонии, которые предусматривает ч. 6 ст. 290 Уголовного кодекса (получение взятки в особо крупном размере).

Допросы Александра Хорошавина и его бывших подчиненных начнутся уже на следующей неделе. Но только в том случае, если дело не будет затягиваться. По версии обвинения, затягивание идет и оно сознательное.

- Уже несколько раз судебные заседания откладывались из-за того, что Андрей Икрамов оставался без адвокатов. В июле Юрий Сюзюмов неожиданно для всех заявил, что интересы Икрамова он представлять не будет, поскольку некое третье лицо расторгло с ним соглашение. Икрамов сказал, что для него это стало неожиданностью. Суд объявил перерыв для вступления нового защитника. Им стал адвокат по соглашению Николай Набока. Ему потребовалось время для ознакомления с делом. Через несколько месяцев в процесс снова вступает Сюзюмов. На одном из последних заседаний Икрамов отказывается от Набоки, так как третье лицо снова расторгло договор уже с Набокой, а у Икрамова нет денег самому оплачивать услуги защиты. Но и по адвокатской этике, и по закону защитник не может бросить подзащитного в суде из-за того, что у того закончились деньги. Это недопустимо. Ну и интересно, кто это загадочное «третье лицо», которое постоянно всплывает в процессе и мешает рассмотрению – расторгает договоры с адвокатами. По словам Икрамова, это лицо приходило к нему в СИЗО и оповестило, что защитников по договору у него не будет. Я сделал запрос, чтобы выяснить, кто приходил к Икрамову в СИЗО, оказалось, посетителей у него в тот день не было. Хотя он под протокол заявлял в суде обратное. Считаю, он умышленно вводит суд в заблуждение. Вот и сегодня, 2 ноября, заседание опять отложено и опять по той же причине – у Икрамова нет защитника. Юрий Сюзюмов занят в другом процессе и снова Икрамова некому защищать. Примечательно, что и Набока, и Сюзюмов сейчас вместе защищают интересы главы Корсаковского округа Александра Рудакова. Получается, его интересы они ставят выше интересов Икрамова, который остается без защиты, - говорит государственный обвинитель Денис Штундер.

На сегодняшнем заседании спор между обвинением и защитой на тему затягивания процесса снова занял больше времени, чем рассмотрение дела по существу. Если у Икрамова нет адвоката, то процесс идти не может. Если у подсудимого нет денег на адвоката, то ему выделяют государственного защитника. И логично было бы ввести в процесс, уже как госзащитника, того же Николая Набоку, который знаком с делом. В Москве и других крупных городах сложилась практика, когда вышедшего из процесса защитника вводят туда как бесплатного. Но по закону суд не может запрашивать какого-то конкретного адвоката. Палата предоставит того, кого посчитает нужным. Пока она не препятствует суду, понимая, что часто уход адвоката -  это целенаправленное затягивание процесса, подобное проходит. Но иногда коллегия такое жестко пресекает. Не так давно на одном из московских процессов адвокат, которая по решению судьи осталась на заседании после расторжения договора с подсудимым, была лишена статуса. По мнению коллег, она была обязана встать и уйти с процесса и не выполнять функцию дублера защитника по соглашению.

Получается, у Андрея Икрамова может появиться очередной новый защитник, которому потребуется время для ознакомления с делом. Впрочем, это имеет смысл, если подсудимые заинтересованы в затягивании процесса. Собеседники Astv.ru в правоохранительных органах говорят: подобное происходит, если обвиняемые уверены в том, что оправдательного приговора не будет. Тогда они ходатайствами, жалобами и другими способами затягивают рассмотрение дела, ведь время, проведенное в СИЗО, засчитывается как время отбытия наказания, при этом условия в СИЗО гораздо лучше, чем в колонии. Тем более, что в случае Хорошавина и остальных им грозит колония строгого режима.

Впрочем, нельзя сказать, что сейчас рассмотрение затянуто. Юристы говорят, что дела подобного объема (152 тома) можно рассмотреть и за 3 месяца. Но на сроки сильно влияют уровень сложности и общественный резонанс. По 10 месяцев длились суды в отношении Евгении Васильевой и «Оборонсервиса» и мэра Ярославля Евгения Урлашова. Есть примеры, когда громкие дела рассматривались в суде три года. Бесконечная смена адвокатов стала тому одной из главных причин.

По словам адвоката Андрея Икрамова Юрия Сюзюмова, затягивания процесса нет и в помине, наоборот – судья форсирует процесс.

- Нам установили пятидневку, мы не можем отвлечься на другие дела. Сидим от звонка до звонка – с 10 до 18:00. Опрашиваем по пять свидетелей, о каком затягивании можно тут говорить? - возражает Сюзюмов. – Судья настолько гонит процесс, что даже не дает возможности обвиняемым сверить позиции с адвокатами. Собственно, это и есть основное впечатление от процесса и его главная для меня проблема – позиция судьи, которая лишает подсудимых права на защиту.

Адвокаты жалуются – им не дают исследовать доказательства, не дают приобщать материалы, которые они считают важными.

- Мы просили дать возможность заслушать аудиозапись основного свидетеля обвинения Вячеслава Горбачева, - говорит Юрий Сюзюмов. – Она важна для дела,  ведь на ней он рассказывает, сколько у него квартир в Москве, сколько и где у него другой недвижимости. Мы хотели выяснить, за какие деньги он это купил, если, по его словам, все деньги которые ему передавали отдавал исключительно Хорошавину. Наше ходатайство отклонено. Как и все остальные.

Кстати, статус Вячеслава Горбачева – одна из загадок этого процесса. Напомним, что он, судя по материалам дела, был ключевой фигурой в процессе передачи взяток. Ни один взяткодатель по поводу денег напрямую с Хорошавиным не общался, ни один не передавал деньги ему лично. Всеми денежными вопросами занимался именно Горбачев. Он не сидит на скамье подсудимых вместе со всеми потому, что с ним заключено досудебное соглашение. Но в документах значится, что соглашение заключено с ПОДОЗРЕВАЕМЫМ Горбачевым. Хотя оно возможно только с обвиняемым. Смысл такого соглашения в том, что подозреваемый признает свою вину, став ОБВИНЯЕМЫМ, и подробно рассказывает об обстоятельствах дела. То есть досудебное соглашение возможно только с ОБВИНЯЕМЫМ. Тем не менее, исходя из тех сведений, что удалось получить на сегодняшний день – Горбачев именно подозреваемый.

В деле Хорошавина есть и  другие «побочные линии», которые могут иметь последствия. А могут и не иметь. Вот, например, история о том, как депутат (на тот момент) горсобрания Южно-Сахалинска Юрий Цой занял другому депутату Роману Альперовичу 75 млн рублей (Альперович их потом передал Горбачеву для Хорошавина). С тех пор долг так и не был востребован. Но это не странно. Странно, что ни один, ни другой в своих декларациях эту сумму не упоминали, хотя были обязаны.

- Доход Цоя в тот год составлял 300 тысяч рублей, непонятно, как он мог занять такую сумму, - говорит Сюзюмов и добавляет, что эти данные они передадут в избирком. – Это должно стать основанием для лишения статуса депутата.

Но вот станет ли?

Впрочем, главное в процессе Хорошавина - это, конечно, обвиняемые. И приговор. И тут статистика на стороне обвинения. Не так давно Верховный суд обнародовал данные по статистике оправдательных приговоров. Сегодня их выносят в судах страны в 0,36%. Но вот каким будет приговор, это вопрос. Экс-губернатор Новосибирской области Василий Юрченко 20 октября был осужден на три года условно. Но его судили за превышение полномочий и доказанный ущерб составил только 130 тысяч рублей. А бывший тульский губернатор за взятку в 40 млн рублей осужден на 9,5 лет колонии. Александра Хорошавина обвиняют в незаконном получении более полумиллиарда рублей.

© ASTV

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Счетчики

Яндекс.Метрика

Приложение