Рекламное объявление

ПОУ "Южно-Сахалинская Автомобильная Школа" РО ДОСААФ России Сахалинской области, ИНН 6501019860

Erid: 2VtzqwET622

Рекламное объявление

ИП Ушаков Д.В, ИНН 650602217880

Erid: 2Vtzqw5brQe

Победа начинается с каждого из нас: бывшие охинцы рассказали о работе белгородского Солдатского привала

0
18:40
16.99K
Победа начинается с каждого из нас: бывшие охинцы рассказали о работе белгородского Солдатского привала

Что такое белгородский Солдатский привал, сегодня, без преувеличения, знают все жители нашей огромной страны. Но вот то, что его организаторами является семья охинцев Стогниенко, известно не многим. Наши земляки создали одну из самых крупных в России волонтерских баз помощи участникам специальной военной операции и занимаются этим вот уже более двух лет.

О том, как все начиналось, жителям Охи рассказали сами члены семьи Стогниенко. В родной город глава семьи Андрей с позывным Кащей, его дети Алена и Степан приехали в небольшой отпуск. Жена и мама троих детей Елена Стогниенко, знакомая бойцам и добровольцам по своему позывному Русалка, оставить привал не смогла, поскольку является основным его координатором. 

Встреча семьи Стогниенко с жителями Охи состоялась в школе № 7. Познакомиться с людьми, которые, отставив все на второй план, сделали главной своей целью поддержку фронта, пришли волонтеры, участники движения #МыВместеОха под руководством Нины Пушкаренко, которое непосредственно взаимодействует с Солдатским привалом, школьники, педагоги, родители бойцов спецоперации. Людям было важно услышать историю привала из первых уст. Находясь практически на границе, база ежедневно оказывает помощь сотням военнослужащих, в том числе охинцам. 

Помогать людям Елена и Андрей начали задолго до того, как была объявлена спецоперация. В Охе они были прихожанами храма и никогда не проходили мимо чужой беды. Перебравшись в Белгородскую область, вступили в поисково-спасательный отряд «ЛизаАлерт». Именно из него сформировалась первая, совсем небольшая, волонтерская группа помощи фронту, которую возглавила Елена. 

Первый лагерь разбили возле блок-поста в 10 километрах от границы с Украиной. Сначала формировали пакеты с продуктами своими силами, сколько могли. Постепенно, по мере того, как о лагере узнавали жители области, начался массовый подвоз необходимых бойцам вещей.

— Уже через неделю-другую нам везли продукты, медикаменты, одежду со всех населенных пунктов. Фасовать все это приходилось прямо на земле, на морозе. Техника через границу шла нескончаемыми потоками. Волонтеры, хрупкие женщины, бежали за машинами, за БТРами, закидывали в них пакеты. В каждом был набор для первой помощи, предметы личной гигиены. Многие ребята не знали тогда, что их отправляют на войну, ехали без вещей, с обеспечением были сложности, — рассказывает Андрей.

Спустя некоторое время, из-за обстрелов, добровольческий лагерь был перенесен на 3 километра дальше. На этом месте не было даже блок-поста. Просто чистое поле, перекресток дорог. Волонтеры были готовы и к таким условиям. Они были уверены: все это ненадолго, месяца на полтора-два. И даже когда один из полковников сказал, что нужно готовиться к длительной войне, не меньше полутора лет, просто не поверили ему.

На дороге без собственных помещений ребята работали до мая 2022 года – ровно до того момента, когда о волонтерском движении услышал губернатор Белгородской области и приехал на место лично. Как раз в момент его приезда в лагере разбирали гуманитарную помощь, подъезжали и разгружались машины, стояла военная техника. Переговорив с Еленой Стогниенко и военными, глава региона постановил: у волонтеров будет свой постоянный пункт. 

Новый лагерь, который впоследствии и получил название «Солдатский привал», разместился на базе придорожной гостиницы с кафе. Добровольцам выделили зал площадью около 70 квадратных метров и восемь помещений под склады. Сейчас, по словам Андрея, они забиты под завязку. 

Что представляет собой привал? Любой боец, будь то рядовой или офицер, приезжая сюда с передовой может здесь отдохнуть, взять необходимую одежду, вещи себе, своим боевым товарищам, на подразделение. 

— Бойцы приезжают к нам без знаков различия, это делается в целях их безопасности в дороге. Каждого мы записываем, выдаем все необходимое. Если чего-то нет, принимаем заявку, договариваемся, когда можно будет приехать забрать заказанное. Подписываем заказ позывным заказчика. Ждем месяц и контрольные две недели. Если за это время заказ не забирают, его приходится расформировывать. И это для нас самое страшное. Это означает, что что-то случилось, возможно, подразделения уже нет, — продолжает Андрей. 

На привале созданы все условия, чтобы бойцы могли почувствовать заботу и домашний уют. Здесь есть все – от нижнего белья до военного оборудования. И все это благодаря неравнодушным жителям, предпринимателям, школьникам, студентам, пенсионерам, которые в ежедневном режиме перечисляют деньги, лично покупают все необходимое и привозят на базу. 

Есть на привале даже коробочка для именинников. В нее собирают пожелания бойцов, у которых скоро день рождения. Просят ребята о простых, земных вещах. Кому-то нужны гаечные ключи, кому-то – термобелье. Эти нехитрые заказы также выполняют неравнодушные люди. Вроде, мелочи, а сколько эмоций дарит ребятам такое внимание. Бывает, что получают подарки бойцы и без заказов. Волонтеры узнают, что у кого-то день рождения, и вручают небольшой презент. Андрей запомнил парня из Якутии, который, получив подарок, плакал, как ребенок.  

— Приезжают к нам, едят от души. Потом даже мамы бойцов звонят, благодарят. Рассказывают, как сын звонил с передовой и делился, какие вкусные пирожки он ел на привале – в жизни таких не пробовал, — рассказывает Андрей. — На одних сухпайках ребятам сложно. А с продовольствием не везде гладко и поваров не хватает на фронте. Это раньше считалось, что повар на войне – место теплое и спокойное. Сейчас работников фронтовой кухни и их печи тепловизорами враг вычисляет. Много поваров погибло, особенно в первое время. 

Ежедневно на Солдатском привале готовится огромное количество порций домашней еды. Вот только один факт: в мае 2022 года через кафе проходило более 1 400 бойцов. Через привал шло практически все харьковское направление. 

Сегодня одного мяса здесь ежедневно готовится по 200 – 300 килограммов. При этом волонтеры обязательно учитывают вероисповедание бойцов.  

— Как-то приехали в Москву ребятам форму закупать. Объясняем продавцу-азербайджанцу, что это для ребят на СВО.  А он нам говорит: «У меня там племянник воевал». Мы ему: «Он знает, что такое солдатский привал? Мы там шашлыки жарим». Звонит продавец при нас своему племяннику, тот в это время в госпитале лежал. Спрашивает про привал, про шашлык. Парень ему в ответ: «А, шашлык! Да, да, знаю. И Русалку знаю», — смеется Андрей.

Но самое главное, что есть на привале, это баня. Настоящая, с паром. Для ребят она – как глоток свежего воздуха.  Не только в переносном смысле. Порой у бойцов месяцами нет возможности нормально помыться и сменить белье. Поэтому о запахах и внешнем виде, в котором они приезжают, говорить не приходится.  

Находясь на базе 24 на 7, Андрей хорошо знаком со многими командирами. По его словам, в большинстве своем это хорошие люди, грамотные кадровые военные, которые искренне переживают за ребят. 

— Помню, приезжает к нам полковник. Набирает гуманитарки – его подразделение было в тяжелом состоянии. Пока дела делаются, зовем его пообедать супом, шашлыком. Он отказывается. Говорит: «Приеду сейчас к пацанам своим, привезу им кашу гречневую, а от меня шашлыком разит? Нет, так не пойдет». Поинтересовались, сколько у него ребят. Сто человек. А у нас всего 50 шашлыков готовых. Спросили, сможет ли подождать, пока мы еще 50 порций приготовим. Согласился. Увез парням свежий, горячий шашлык, — вспоминает рассказчик. — В другой раз мылся у нас полковник в бане. Тут срочники приехали, ребята совсем молодые, которые на границе стоят.  Помылись, выходят. Я спрашиваю у них, убрали ли за собой. У нас так принято, что мужчины за собой в бане убирают. А они мне говорят: «Нет, там какой-то мужик сидит, сказал, сам все уберет». Я в баню, полковник пол моет. Говорю: «Товарищ полковник, вы зачем за пацанами пол трете?». А он мне так спокойно: «Молодые они еще, успеют наубираться».

С большим уважением рассказывает Андрей про офицера с позывным Граф. Интеллигентный, с хорошей выправкой, будто и правда имеет дворянский титул. Привез он на привал бойцов, которым нужна была новая обувь. На вопрос о размерах Граф сам назвал размер ноги каждого парня. Было это очень по-отцовски. 

По словам Андрея, он часто вспоминает 90-е годы. Тогда казалось, крах, и, в случае чего, Родину защитить будет некому. Но оказалось, что достойная смена есть. Те, кто сегодня на передовой, хорошо понимают, за кого и за что воюют, и готовы сражаться, даже осознавая, что идут на смерть. 

Вместе с ними в тылу сражаются добровольцы. В случае с Солдатским привалом это действительно военные условия. База обстреливается противником, среди волонтеров есть раненые. Но работа не прекращается ни на минуту.

— Когда над привалом кружит разведчик, понимаешь, что в течение 10 минут может прилететь. Кто на машинах, уезжают с территории. Остальные заходят в помещения, надевают каски, бронежилеты, отходят от окон, садятся за прилавки. Так минут 20 ждем. Если не прилетело, возвращаемся к делам, — делится Андрей и уточняет, что в последний раз снаряд упал в ста метрах от привала.

Вместе с Еленой и Андреем на базе практически всегда находятся их дети. Алена, которой бойцы как дочери Русалки дали позывной Касатка, днем работает почтальоном – вместе со своей любимицей, ирландским терьером Лаймой она разносит бойцам, приехавшим на привал, письма. Это теплые обращения и добрые слова от людей со всей России. Для конвертов у Лаймы есть специальная попона с кармашками. А по вечерам Касатка вместе с мамой стирает и гладит солдатскую одежду, раскладывает спички, заправляет фонарики батарейками.

Немало работы и у Степана, брата Касатки. Он учится в колледже, а все свое свободное время посвящает помощи фронту. За два года парень научился делать многое: разделывать мясо и готовить шашлыки, стоя сутками у мангала, собирать дроны, перекачивать пропан из больших баллонов в портативные… 

Старший сын Русалки уже взрослый и работает в Москве. Но и он, когда есть возможность, обязательно помогает привалу.

Даже родители Елены Стогниенко, которым уже за 70, активно участвуют в общем деле. Мама помогает на привале, отец чинит бензиновые генераторы. И все это на добровольной основе, с одной единственной целью – помочь тем, кому сейчас в разы сложнее, и сделать победу ближе.

— Победа начинается с каждого из нас. Мы сами, своим примером, должны показывать своим детям, всем, как нужно служить Родине, — считает Андрей.

Фото:
Виктор Владыженкский

Источник:

Оха65.ру

Уведомление

С 22.11.2023 комментарии и оценки могут оставлять только пользователи, которые прошли авторизацию/регистрацию на сайте.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Счетчики

Яндекс.Метрика

Приложение